Стоп-кран

Однажды я попала в больницу. Это случилось неожиданно. Много лет я мчалась по жизни как питерский сапсан. Паузы, если они и случались, были очень короткими. И тут такой стоп-кран! В мои планы он не входил. А еще это новое и резкое ощущение своей, как оказалось, физической уязвимости. Но самые интересные «открытия» были еще впереди…

ОТКРЫТИЕ ПЕРВОЕ

Больница — это СИСТЕМА. Распорядки, правила, искусственный тихий час и ограниченное время встреч. Я же за 10 лет привыкла к определенной свободе. Первые два дня я буквально нутром чувствовала этот чужеродный «каркас». Реальность перестала быть гибкой. Но на третий день — начала привыкать. На пятый — эти новые ритуалы уже давали чувство упорядоченности и даже защищенности. Да, так быстро человек встраивается в систему…

В моем любимом фильме, «Побег из Шоушенка», пожилой преступник, который провел в тюрьме всю свою жизнь и нашедший там свое место и свои смыслы, после освобождения не может без разрешения пойти …в туалет. Раньше этот эпизод казался мне выдумкой режиссера. До таких крайностей я конечно не дошла, но ровно через неделю стала просто идеальным пациентом.

КАМУШЕК

В больнице (кроме твоих собственных) почти нет ЭМОЦИЙ. Если я привыкла к услуге, которая ориентирована НА и ДЛЯ человека, привыкла улавливать «движение человеческой души», то добрые дела в больнице делаются обезличенно и на потоке. Это не плохо, и не хорошо. Как говорится: «Спасибо, что спасли, улыбнусь себе сама». Действительно, никто, возможно, и не обязан быть со мной ласковым, вежливым, внимательным. Или обязан? Врачи делают свое дело. И если делают хорошо — что еще нужно?

В больничной столовой работала удивительная женщина. На копеешной зарплате, маленькая, уже давно немолодая, она откуда-то находила в себе этот редкий ресурс — доброта. Сейчас почти бесполезное качество, часто даже мешающее успеху… Каждый раз эта женщина ласковым голосом приглашала всех на обед. Всегда заботливо делая мою порцию посолиднее (я была для нее очень высокой, а значит большой). И для меня эта женщина стала тем самым камушком на весах, который все уравновесил и внес в те непростые дни гармонию.

Уходя я поблагодарила ее и спросила имя. Людмила Михайловна.

ПАЛАТА НОМЕР N

Ты годами выстраиваешь свой ближний круг. Ты набираешь вес в профессии. Ты — такой-то. И вот ты попадаешь к другим людям, которых ты не выбирал. Это не попутчик на 20 минут, это не жующий сосед в кинотеатре на 1,5 часа. Это теперь твое общество на целую неделю!

И они ничего о тебе не знают! Например, ты большой молодец, а им все-равно. Или ты такой немного «доктор Зло», а они и не догадываются… Так и я — была отброшена в точку «ноль».

И что интересно — если отобрать у человека возможность показать, в чем он уже проявился в этой жизни (семья, заслуги в профессии, предпочтения и привычки), то остается не так уж много. Ну да, я ставлю ударения в правильных местах, говорю «класть» и часто улыбаюсь. Можно прикинуть мой возраст. Кольцо на безымянном. Пожалуй все.

Не забуду это состояние — мне захотелось как можно быстрее о себе рассказать: кто я, чем занимаюсь, что люблю, свои взгляды… Я даже не думала, что все это и есть я. И как оно мне, блин, дорого. Забери — исчезну.

А самое интересное: эти «новые» люди могут быть резко «другими», непривычными тебе, где-то шокирующими. Но расстаетесь вы все-равно с нежностью.

УРА!

Через неделю, спасенная и …отдохнувшая (дневной сон все-таки творит чудеса) я вернулась к своей привычной жизни. Бешеной и интересной. В ритм, который я выбираю сама. К людям, которые мне органичны. К сервису, без которого я не мыслю полного профессионализма (кто бы что не говорил).

И никому НЕ НАДО ничего рассказывать. Я — снова есть!

Спасибо, мои суровые врачи! Спасибо, моя дорогая Людмила Михайловна!

 

Поделиться:
  • 2
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •